Парадный
копировально-медальерный
станок Петра I


Копировально-медальерный станок
Парадный копировально-медальерный станок Петра I
1720-е гг. А.Нартов, Реконструкция 1993 г.,
Куратор В.Ю.Матвеев, руководитель В.И.Мокеева. Галерея "Петрополь", Государственный Эрмитаж, Сестрорецкий Инструментальный завод
207 х 185 х 128 см., дуб, металл, золоченая бронза
Персональная машина второго рода
"Персональная машина второго рода"
рис. из рукописи А.К.Нартова "Театрум Махинарум", 1755г.
Копир
Копир с вогнутым рельефным изображением "Святой Петр", бронза, D-35 см., с оригинала Б.К.Растрелли (?) 1720-х гг. из Государственного Эрмитажа.

Вид воссозданного станка Нартова со стороны установленного на него большого бронзового копира, необходимого для изготовления малых медальонов из кости.


Рельефный медальон "Святой Петр" в процессе изготовления на воссозданной "персонной махине" Андрея Нартова.

Медаль
Медальон с выпуклым рельефным изображением "Святой Петр", бивень мамонта, D-10 см., изготовлен в 1995 году по копиру на воссозданном станке Нартова.

Канд.иск. Владимир Матвеев - научный руководитель и скульптор Валерия Мокеева - руководитель программы по воссозданию парадного станка А.К.Нартова

Доктор тех.н Исаак Дружинский, архитекторы-реставраторы Григорий Михайлов, Валерий Галочкин и Лидия Галактионова - коллектив конструкторов и архитекторов авторов проекта воссоздания "персонной махины" Нартова

Владимир Кащеев, Андрей Кащеев, Владимир Градов - реставраторы воссоздавшие резной пьедестал парадного станка А.К.Нартова

Статьи:
1. Мокеева В.И. "Персонная махина второго рода". 2003 г.

2. Каталог выставки "Театрум Махинарум". 1993 г.
2.1. Мокеева В.И. "Парадный станок А.К.Нартова - предположение или реальность?"
2.2. Пиотровский М.Б. (из вступительного слова)
2.3. Матвеев В.Ю. (из вступительной статьи)
3. Родимцева И.А. (из вступительного слова к каталогу "Роза и Крест". 1996-97 гг.
4. Мокеев С.М. "Суппорт Андрея Нартова - национальное достояние России". 2002 г.


Парадный медальерный токарно-копировальный станок Петра I
"персонная махина второго рода"

Конструктор Андрей Нартов, архитектор Николя Пино, скульптор Б.К.Растрелли,
1718-21 гг., Санкт-Петербург, 207 х 185 х 128 см., дуб, металл, золоченая бронза,
утрачен в 1747 году - воссоздан в 1993 году.

Парадный копировальный станок создавался А.К.Нартовым по специальному указу Петра Великого для изготовления Триумфального столпа, Животворящего Креста и других значимых произведений "токарного художества" - любимого увлечения европейских монархов XVIII века - искусства, в котором Петр I стал лучшим среди равных. В конструкции станка был применен изобретенный Нартовым в 1710-х гг. автоматический суппорт, что позволило создать своего рода "объемный механический ксерокс" начала XVIII века, машину, которая почти без участия человека с удивительной точностью вытачивала из кости и дерева рельефные медальоны по заданным скульпторами образцам-копирам. В дальнейшем механизированный суппорт Нартова послужил основой для разработки первых производственных металлорежущих станков и началу промышленной революции в Европе.

Понимая значимость изобретения своего механика, Петр I всячески популяризировал станок Нартова, работая за ним во время дипломатических встреч "…допуск по делам пред государя был в самую токарную. В сих-то комнатах производились все государственныя тайности; в них оказываемо было монаршее милосердие…". Часто, во время переговоров, Петр I на глазах у изумленных гостей вытачивал медаль со своею "персоною" и одаривал ею посланника. Петровские точеные медали были воистину "посольскими дарами". Поэтому, задумав "в дар всемогущему Богу" величественный напрестольный Крест для строящегося Петропавловского собора, Петр I украсил его собственноручно выточенными на нартовской "махине" костяными медальонами с ликами святых покровителей России, Петербурга, флота и царской семьи.
Петровский Крест и парадный станок Нартова погибли в пожаре 1747 года в Санкт-Петербургской Кунсткамере.

К трехсотлетию выдающегося русского механика А.К.Нартова, в 1993 году под руководством скульптора Валерии Мокеевой, кандидата искусствоведения Владимира Матвеева, доктора технических наук Исаака Дружинского и архитектора-реставратора Григория Михайлова петербургские мастера при содействии Государственного Эрмитажа воссоздали утраченный парадный станок на основании подлинных чертежей из рукописи Нартова "Театрум Махинарум, то есть ясное зрелище махин" (1733-1755). Современным мастерам удалось воссоздать не только истинный внешний облик станка, но и механическую часть с такой точностью, что медали, выполняемые на станке сегодня, не возможно отличить от медалей трехвековой давности.

Возрожденный станок получил высокую оценку ученых на международных научных конференциях по истории науки и техники, проведенных под эгидой Российской Академии Наук в 1993 и 2003 гг. За воссоздание станка Нартова руководителя коллектива Валерию Мокееву в 2000 г. приняли в Общество токарного художества Великобритании. "Парадная махина" стала одним из центральных объектов выставок: в Государственном Эрмитаже и Галерее "Петрополь" в 1993 г., в музеях Московского Кремля в 1996 г., в Петропавловском соборе с 1999 по 2003 гг. и на праздновании 300-летия Санкт-Петербурга в ночном Эрмитаже 27 мая 2003 г.
За десять лет сотни тысяч человек со всех концов мира смогли восхититься работой возрожденной петровской машины. А творческий коллектив за это время, используя возрожденный станок Нартова и предоставленные Эрмитажем подлинные исторические копиры, смог создать ряд крупных произведений "токарного художества" и воссоздать утраченный петровский "костяной Животворящий Крест с апостольскими ликами на ковчеге" для Петропавловского собора.
Была возрождена и петровская традиция "посольских даров" - изготовление на воссозданном станке медалей из бивня мамонта для особо значимых персон. Владельцами уникальных медалей стали: Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, король Швеции Карл XVI Густав, первый мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак, академик Михаил Пиотровский, князь Дмитрий Романов, основатель CNN Тэд Тернер и многие другие знаменитые люди планеты.

В.И. Мокеева, С.М.Мокеев, 2003 г.

top


ПАРАДНЫЙ СТАНОК А.К. НАРТОВА -
ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

В самом начале своей деятельности в Галерее "Петрополь" была разработана программа по воссозданию наиболее интересных в технологическом отношении станков начала XVIII века для работы по кости с целью не только восстановить утраченную технологию "токарного художества", но и предоставить уникальную возможность петербургским художникам-резчикам, развивая новые формы, создать интересные произведения из кости. Программа получила название "Театрум Махинарум". Научная реконструкция началась с формирования творческого коллектива, которому предстояла работа по осуществлению программы. Необходимо было связать воедино работу исследователей, архитекторов-реставраторов, конструкторов, механиков, столяров, скульпторов-художников и токарей. Ведь именно они должны были повторить технологию создания изделий. Перед каждой из групп была поставлена своя задача, но в то же время ни одна из них не могла работать, не согласовав свои действия с партнерами. Поначалу возникало много разногласий. Однако постепенно, в процессе работы, все пришло в норму, ясно определилась конечная цель: не только точное воссоздание внешнего вида станков, а прежде всего воспроизведение полного технологического процесса изготовления предметов из кости. Источником для изучения технологий "токарного художества", утраченных в России уже в середине XIX века, стала рукопись А.К.Нартова "Театрум Махинарум то есть, ясное зрелище махин", содержащая наиболее полную информацию о станках для художественной обработки кости из петровской Токарни. Рукопись ценна тем, что написана не сторонним наблюдателем, а человеком глубоко увлеченным "токарным художеством", практиком, прекрасно знающим этот предмет, сконструировавшим оригинальные, абсолютно новой конструкции, машины для Лаборатории Петра Великого. В предисловии к рукописи Нартов писал: "Особливо трудился в прелюбезной своей лаборатории токарного искусства, в которой многия машины с разными инструментами имеются, каковых не токмо в России, но и нигде никогда не бывало...". Будучи сподвижником и личным токарем Петра на протяжении 11 лет, А.К.Нартов сумел описать не только созданные им станки, инструмент, но и изготовленные совместно с Петром I токарные произведения. В качестве первого объекта реконструкции была выбрана персональная машина (махина) второго рода для создания "портретных моделей и исторических кунштов", изображенная на перспективе в рукописи Нартова. Перед исследователями встал вопрос: существовал ли этот станок на самом деле, поскольку ранее бытовало мнение, что проект декорированного станка не был осуществлен. Некоторые факты говорят за то, что станок все же существовал. Так, в Национальном хранилище искусств и ремесел в Париже экспонировался станок, сконструированный Нартовым, хотя с более скромным декором, но созвучным тому, что изображен в рукописи. Кроме того, В.Н.Васильев в своем исследовании убедительно доказал, что станок создавался Нартовым по специальному указу Петра I для изготовления Триумфального столпа. Еще в 1724 году Петр, осмотрев созданные Нартовым станки новой конструкции, персональный и позитурный, "соизволил найти машины достойными и для того при чем повелел имянным же указом производить действительно триумфальный столп". Исследование Н.В.Калязиной предполагает, что автором парадного декора станка мог быть Н.Пино, принимавший участие в создании проекта Триумфального столпа. В искусстве XVIII века в числе скульптурных произведений очень ценились рельефы на исторические темы, рельефные портреты и другие предметы из слоновой кости. Подобные изделия, изготовленные самим Петром I на "персональных махинах", зачастую служили дипломатическими подарками. Петр любил демонстрировать свою Лабораторию высокопоставленным гостям, собственноручно вытачивая что-либо в их присутствии, как бы превращая свою лабораторию в "театр" машин. В такой ситуации нахождение в Токарне богато декорированных станков не кажется странным. Поэтому введение в деревянную часть декора станка медальона с вензелем Петра I и его портрета на копре, венчающем парадный станок, вполне оправдано. По предположению В. Ю. Матвеева, модели Триумфального столпа из слоновой кости по замыслу Петра I также должны были служить дипломатическими подарками. Но основным доказательством существования станка, изображенного на перспективе, является все-таки опыт реконструкции механической части станка. Вначале работы мы имели три источника, на которые могли опираться в процессе реконструкции: перспективное изображение, "план и профиль" из рукописи и станок из собрания Эрмитажа, экспонирующийся в Летнем дворце Петра I. Но все они, имея схожую конструктивную базу, отличаются в деталях. При сравнении обнаружились некоторые различия. Так, в механизме станка из Эрмитажа имеется вторая рукоять, напрямую выходящая на центральное зубчатое колесо, отсутствующая и на плане и на перспективе. Но в экспериментальный станок, сделанный Галереей, вторая рукоять все же была заложена. Во время отработки технологии выяснилось следующее: при использовании первой рукояти, работающей через шестерню при скорости вращения 60 об/мин, на изделии мы получаем 4,5 об/мин. Происходит четкое считывание рельефа (копирным пальцем с копира), что дает точную и чистую обработку на изделие. Центральная же, вторая, рукоять увеличивает вращение вала с копиром и изделием, при 60 об/мин на рукояти, в 7 раз, что дает на изделии 31,5 об/мин. Вследствии движения на большей скорости при соприкосновении копирного ролика со сложной поверхностью на копире вал, на котором находится копир и изделие, получает избыточную энергию, и прижимная пружина не успевает вернуть вал в исходную позицию к считывающему ролику, поэтому происходит проскакивание копирным роликом участков рельефа, а на изделии резец врезается на большую глубину, чем необходимо. Значит, более чем 4,5 об/мин не приемлемо для изготовления изделия на персональной машине. Тогда становится понятным отсутствие центральной ручки на перспективе и плане. Но в таком случае, зачем же нужна вторая ручка? Ответ мы находим в рукописи Нартова в главе десятой, где описано действие овалистой машины: "...Коловертящее большое колесо... способствует для произведения скорейшего точения машинной конструкции. Ибо от обращения оного гораздо более умножается скорость движения и действа всех соединенных между собой членов, нежели от вышеописаннаго коленчатого шпиля... Из сего явствует, что в сей машине представляется двоякое движение, а именно: первое зависит от большаго сего колеса N, и в начале оно потребно для точения гладких фигур: другое движение потом производится помощию часто упоминаемого коленчатаго шпиля С и есть гораздо медлительнейшее, нежели первое, и оным воображаются на гладких овалах розовыя куриозныя фигуры". Из этого следует, что станок из собрания Эрмитажа использовали еще и как простой токарный станок для обработки торцевой поверхности изделия. Другое существенное различие заключается в том, что в рукописи на перспективе и плане все колеса "проемные", металлические. То же самое следует и из описания Нартовым персональной машины второго рода и изготовления колес для станков: "Колеса и шестерни состоят в разной пропорции, а куют в окружности оных плосковато и в середине вставливают крестообразные пяль-ца для способности и облегчения машиннаго действа...". Значит, станки Нартова проектировались и создавались с металлическими колесами. На эрмитажном станке, кроме двух зубчатых, все основные колеса деревянные. Далее следует различие в декоре металла. Прежде всего "проемный вертикальный копр". На перспективе верхняя планка копра имеет вид арки, декорированной бронзовыми накладками. "Арку" венчает медальон, украшенный короной в обрамлении пальмовых листьев. На плане - верхняя планка абсолютно прямая, лишенная каких-либо украшений. На станке из Эрмитажа прямая верхняя планка тоже не декорирована, хотя и с трапециевидным утолщением, в центре которого - отверстие с резьбой. (Возможно, на это утолщение предполагалось установить навершие.) "Педестал" суппорта с резцом, изображенный на перспективе, декорирован. На плане же, как и на самом станке, пьедесталы лишены какого-либо декора. "Статив", с закрепленным на нем валом с зубчатым колесом, на перспективе имеет довольно сложный профиль, так же, как и опора, на которой он стоит. На плане и на станке профиль "статива" упрощен. И еще одно важное различие: при изучении эрмитажного станка была обнаружена часть крепления нижнего привода (сам привод утрачен). На перспективе и плане нижний привод не обозначен. Таким образом получается, что машина, изображенная на плане, и станок из Эрмитажа не имели того богатого декора, какой существовал на станке с перспективы. На основании вышеизложенного возникает вопрос, почему у станка из собрания Эрмитажа появились дополнительная функция, а также нижний привод, не предусмотренные ни в перспективе, ни в плане, и почему декор перспективы станка резко отличается от декора плана и реальной машины? Ответ на этот вопрос скорее всего дает история. В 1731 году Нартов приступил к описанию машин, имеющихся в Токарне, а 5 декабря 1747 года в Кунсткамере Академии произошел большой пожар. Деревянные, богато украшенные резьбой пьедесталы, в спешке обрубались, спасали только механические части станков, спуская из окон на веревках. В 1750 году Нартов, добиваясь восстановления токарных машин, сильно пострадавших при пожаре, писал, что "без исправления означенных махин никак не возможно" завершить работу над Триумфальным столпом. А значит, можно предположить, что речь идет о позитурной и персональной машине второго рода. Но возможности восстановить станок в прежнем виде у Нартова уже не было: денег на реконструкцию станков отпускали немного. Вероятнее всего, был заново сделан чертеж, "план и профиль" станка, а затем по нему из оставшихся деталей, дополнив их новыми конструктивными элементами, но уже без декора, был собран станок, позволявший теперь делать большее количество операций. Дополнительным доказательством того, что на перспективе изображен реально существовавший станок, может служить ящик с инструментами, также присутствующий на перспективе. Вначале реконструкции станка трудно было определить, что за предмет находится в ящике и как он используется, но стоило запустить экспериментальный станок, как все прояснилось. В ящике оказались два копирных пальца (один из них со сменными колесиками), копирный палец для работы по гильоширам, два резца с разным профилем для изготовления рамок, резцы, различные торцевые ключи. Никак не удавалось определить назначение инструмента странной изогнутой формы. Когда же при работе на гильоширах ролик копирного пальца из-за смещения вала в сторону копира стал соскакивать с гильошира, колесико копирного пальца врезаться в копир, а костяная заготовка уходить из-под резца, стала очевидной необходимость упора, фиксирующего положение вала. Именно этим упором и оказался неизвестный предмет. Предположение переросло в уверенность, когда на станке из собрания Эрмитажа было обнаружено место для крепления упора. Вряд ли конструктор стал бы использовать инструменты, необходимые для работы на несуществующем станке. Ведь инструмент, как правило, создавался опытным путем в процессе эксплуатации машины. Исследования еще продолжаются, но уже сегодня можно с уверенностью сказать, что машина второго рода, изображенная на перспективе в рукописи Нартова, реально существовала.

В.И.Мокеева,
художник,
Руководитель программы
"Театрум Махинарум"

С.М.Мокеев
Исполнительный директор программы
"Театрум Махинарум"

Из каталога выставки "Театрум Махинарум или три эпохи искусства резной кости
в Санкт-Петербурге", 1993 г., Государственный Эрмитаж, Галерея "Петрополь

© Валерия Мокеева.1993

top


… В этом году Эрмитаж (да и не только он) чтит память великого механика обширной выставкой. Ее жемчужиной является медальерно-гильоширный станок, воссозданный Галереей "Петрополь" на основании рисунков в рукописи сочинения Нартова "Театрум Махинарум"…
…Творчество Нартова еще раз доказало неразрывную связь науки и искусства. Прекрасны не только художественные вещи, созданные Нартовым с помощью его же изобретений, завораживают и сами станки: в них эстетика Петровской эпохи отразилась, быть может, не меньше, чем в скульптурах, картинах, зданиях.

Михаил Пиотровский
Директор Государственного Эрмитажа

Из каталога выставки "Театрум Махинарум или три эпохи искусства резьбы по кости в Санкт-Петербурге", 1993 г., Государственный Эрмитаж, Галерея "Петрополь"

top


В.Ю. Матвеев, Государственный Эрмитаж, 1993 г.

…Заключительный, третий, раздел юбилейной выставки посвящен творчеству современных художников-резчиков, работающих в Галерее “Петрополь” (выставочный зал Галереи “Петрополь”, Миллионная ул., 27) . Галерея объединила нескольких мастеров, творчество которых тесно связано с Петербургом. Изучение культурного наследия, верность традициям петербургской школы резьбы по кости, обучение и воспитание молодых художников, реставрация произведений косторезного искусства – вот лишь некоторые из задач, стоящих перед Галереей “Петрополь”.. Именно последняя выступила инициатором разработки комплексной программы “Театрум Махинарум”, рассчитанной на несколько лет и предусматривающей возрождение “токарного художества” как вида искусства. Поэтому большое внимание здесь уделяется изучению традиционных приемов художественной обработки кости на копировально-токарных станках, создававшихся еще в Токарне Петра I. В ходе реализации первого этапа программы “Театрум Махинарум” по чертежу из одноименной рукописи Нартова была осуществлена научная реконструкция медальерно-гильоширного станка. Подобного рода эксперимент проводится впервые. Воссозданный станок Нартова уникален как по своим техническим, параметрам, так и по художественным достоинствам. Работая над проектом, участники программы отдают дань уважения изобретателю станка – механику, конструктору, ученому, художнику – Андрею Константиновичу Нартову и делают первый шаг на пути осуществления идеи создания из кости модели Триумфального столпа. Только на этот раз ее предполагается вытачивать из еще более драгоценного материала – ископаемого бивня мамонта. Андрей Константинович Нартов открыл новый этап в развитии техники, внес достойный вклад в отечественную науку и культуру. Созданные им художественные произведения служат неиссякаемым источником творческого вдохновения для современных художников.

В.Ю. Матвеев
кандидат искусствоведения,
заместитель директора Государственного Эрмитажа

Из каталога выставки "Театрум Махинарум или три эпохи искусства резной кости
в Санкт-Петербурге", 1993 г., Государственный Эрмитаж, Галерея "Петрополь

top


... Главной достопримечательностью выставки является воссозданный через 270 лет парадный медальерно-копировальный станок, спроектированный выдающимся русским механиком Андреем Константиновичем Нартовым, личным токарем Петра 1. На таком станке Петр вытачивал детали для грандиозного напрестольного "Костяного Животворящего Креста с апостольскими ликами на ковчеге ". На выставке представлена блистательная реконструкция этого Креста, созданная галереей "Петрополь " совместно с Государственным Эрмитажем.

Ирина Родимцева,
директор Музея-заповедника "Московский Кремль"

Из каталога выставки "Роза и Крест", 1996-97 гг., Московский Кремль.

top


Суппорт Андрея Нартова – национальное достояние России.

 30 мая 2002 года, в рамках программы «Завещание Петра Великого» и договора с Государственным Эрмитажем, в Петропавловском соборе был начат уникальный исторический эксперимент. Впервые, за 276 лет со времени создания по указу Екатерины I в 1726 году Антоном Шульцем знаменитого копира «ПЕТРЬ ВЕЛIКII МПЕРАТОРЬ И САМОДЕРЖЕЦЬ ВСЕРОС», началось вытачивание памятных медальонов. Медальоны исполняются по рабочему копиру на возрожденном парадном медальерном токарно-копировальном станке с механическим суппортом, изобретенном и построенным Андреем Нартовым для Петра Великого. Первый уникальный медальон будет передан в дар Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II.

В конце XVII начале XVIII веков просвещенная Европа, решая стратегическую задачу развития цивилизации, искала путь перехода от ремесленного способа производства к промышленному. Ответ мог быть найден только в развитии станкостроения. В тот период любые металлические части станков являлись произведением механического искусства и создавались вручную: литейным и кузнечно-слесарным способом. Промышленных металлообрабатывающих станков еще не существовало. При ручной обработке металла не возможно добиться изготовления точных, унифицированных деталей машин и нельзя создать доступные по цене станки, которые смогли бы решить проблему роста производительности труда и снижения себестоимости продукта. Единственными материалами, механически обрабатывающимися на различных токарных «махинах», были дерево и кость. Но даже при этом пользовались исключительно ручными резцами. В чем же дело? В отсутствии механизированного суппорта – приспособления к станку для автоматического управления резцом. Ведущие европейские ученые и механики Шарль Плюмье, Исаак Ньютон, Иоган Блеер, Франц Зингер и многие другие вступили в изобретательское соревнование. Но опередил всех, создав в 1710-х годах первый в истории человечества механический суппорт, московский паренек, сын простых ремесленников - Андрей Константинович Нартов (1693 – 1756).

Петр I был велик, прежде всего потому, что умел рассмотреть и привлечь к работе самых талантливых людей своего времени. Иоган Блеер, приехавший на работу в Россию по приглашению Петра, возглавил первую общедоступную токарню при Навигацкой школе в Москве в Сухаревой башне. В 1705 году к нему в обучение поступает 12-летний Нартов, который уже через 7 лет становится прекрасным токарем-механиком и возглавляет после смерти Блеера московскую токарню. В эти годы Нартов изобретает первый механизированный суппорт. Оценив способности Нартова, Петр I в 1712 году переводит его в Петербург, приближает к себе и в дальнейшем определяет своим личным токарем.

Талант Нартова первое время используется в основном для постройки новейших «персонных махин» (медальерных токарно-копировальных станков), предназначенных для точения из кости и дерева медальонов с портретами царствующих особ и баталий. И это не случайно. «Токарное художество» - хобби европейских монархов - было тем «локомотивом», который тянул за собой научно-технический прогресс. В то время монетное дело (кстати, Исаак Ньютон и Иоган Блеер были, прежде всего, механиками английского монетного двора), производство стрелкового оружия и другие отрасли, использовавшие станки и механизмы, не имели такого мощного финансирования научных разработок, как токарные Лаборатории. Так как, к началу XVIII века токарное художество из просто ремесла переросло в настоящее общеевропейское состязание «венценосных токарей», то и средства, отпускаемые на «королевское хобби», были колоссальны. Что бы понять насколько высоко вознеслось это ремесло достаточно привести две цитаты. "Известно, однако, что в Европе в настоящее время токарное дело составляет предмет занятии самых серьезных людей… Искусные вещи, производимые на токарном станке во Франции, Италии, Англии и Германии, показывают, что нет ни одного человека высокого духа, который бы не занимался этим делом и не соревновался бы в желании создать какое-нибудь чудесное произведение…" - пишет в своей книге "Искусство точить…" 1701г., монах ордена Францисканцев, знаменитый токарь-механик Шарль Плюмье. А в книге Ф. Фрисиуса 1705г. «Ceremonial, der Drechsler» вообще утверждается, что токарное художество самое главное, поскольку «Первым токарем был сам Бог, выточивший земной шар».

Понятно, что Петр I не остался в стороне и сам выучился этому элитарному ремеслу, и организовал крупные токарни в Москве (1698г.), Петербурге (1712г.). В петербургской «Лаборатории» для токарного художества разрабатывались новейшие станочные системы с механизированным суппортом Нартова. Что позволило петровской токарне, «…в которой многия машины с разными инструментами имеются, каковых не токмо в России, но и нигде никогда не бывало...», к началу 1720-х годов заслуженно стать лучшей в Европе. Мало того Петр I, осознавая всю уникальность изобретения Нартова, всячески популяризировал его. Он приказал изготовить парадный медальерно-копировальный станок для своей личной токарни в Зимнем дворце, куда «…допуск по делам пред государя был... В сих-то комнатах производились все государственныя тайности; в них оказываемо было монаршее милосердие и тайное наказание..».

С учетом повышенного интереса европейских монархов к токарному искусству, Петр I использовал его и для решения внешнеполитических задач. Начиная с приема в царской токарне иностранных послов, для демонстрации научно-технических достижений России и вручения им собственноручно выточенных «посольских даров». И заканчивая преподнесением новейших нартовских станков и токарных работ в дар королям Пруссии (1718г.) и Франции (1720г.) для привлечения их в конце Северной войны на сторону России, как гарантов мирного договора со Швецией: «…Сверх сего желая мирнаго благополучия и тишины посылал своеручные высокие труды в Европейския государства к союзным державам и прочим владеющим особам, которые в разных частях света и поныне в великое удивление поставляются..».

В дальнейшем, Нартов одним из первых применяет механизированные суппорта при конструировании и строительстве металлорежущих станков для промышленных нужд. Самым знаменитым, из них стал большой токарно-винторезный станок, созданный Нартовым в 1738 году. (По мнению ведущих историков техники: «Творец этого станка (Нартов), работая в 30-х годах XVIII века, в полном смысле слова опередил свое время, шагнул в следующее столетие, в эпоху машинной техники – в XIX век».) Хотя это и произошло после смерти Петра, но великий реформатор как бы предчувствовал, интуитивно понимал, значимость изобретения Нартовым суппорта. Поэтому, когда в 1720-х годах Петр Великий задумывает создание «костяного Животворящего Креста с апостольскими ликами на ковчеге» - своеобразного «отчета» перед всевышним и потомками о достижениях России за 35 лет своего правления, он для «воображения» святых на медальонах креста выбирает медалерно-копировальный станок с суппортом Нартова – одним из самых выдающихся изобретений человечества.

Как показало будущее, Великий Реформатор был абсолютно прав. Суппорт Нартова в буквальном смысле перевернул весь мир. С него начинает отсчет современная техногенная эра. Он стал своеобразным «ключом» к «дверям» промышленной революции в Европе. Лучшие технические новации XIX-XXI (паровая машина, электрогенератор, двигатель внутреннего сгорания, автомобиль, самолет, ракета, мирный атом, телевидение, компьютер, интернет и прочее) без нартовского изобретения просто не смогли бы состояться, так как не было бы точных металлорежущих станков. А лучшим доказательством его ценности для истории человечества, являются факты попыток присвоения себе чести называться «Родиной первого механизированного суппорта» такими великими державами как Франция (суппорт герцога Орлеанского, 1753г.) и Англия (суппорт Генри Модсли, 1794г.). Но XX век все расставил на свои места. В 1952 году была обнаружена рукопись А.К.Нартова «Театрум Махинарум, то есть ясное зрелище махин» (1733-1755), в которой описаны и изображены первые российские механические суппорта 1710-40х годов. И в настоящее время добросовестные ученые всего мира признали приоритет Нартова.

Наверное, пришло время соотечественникам в полной мере отдать должное человеку, чье изобретение послужило катализатором переустройства всего мира - от развития экономики до утверждения народной демократии. Лучшим поводом для этого может стать передача от имени российского народа в дар Петропавловскому собору воссозданного петровского «Животворящего Креста» с историческими и современными медальонами, которые будут выточены на возрожденном станке Нартова, в ходе осуществления благотворительной программы «Завещание Петра Великого» к 300-летию Санкт-Петербурга. Тем более, что 2003 год это так же и год 310-летия со дня рождения Андрея Константиновича Нартова.

Сергей Мокеев
Исполнительный директор программы
«Завещание Петра Великого»

top


 
Токарное художество Крест